Детский ад: что сейчас происходит в Каменном Бору, который уже 8 месяцев защищают петрозаводские активисты? — yo-robot.ru

В Петрозаводске у меня есть одно любимое место в лесу на Кургане, куда я прихожу, когда нет никаких сил. Просто посидеть, послушать шум ветра в елях, погулять. В последний раз, когда я там была, с ужасом подумала, что всё могло бы сложиться точно так же, как в Каменном Бору. Пришли бы люди, захотели воткнуть рядом с речкой какую-нибудь новостройку и всё — нет моего леса. Пошла бы я защищать любимый уголок природы? Ответа у меня нет. А у этих людей — есть. Однозначно — бороться до конца.

Восемь месяцев борьбы

Активисты у памятника Яши Степанову

Так как далеко не все петрозаводчане в курсе истории вокруг Каменного Бора, коротко расскажем предысторию  Всё началось в марте, когда люди буквально перекрывали дорогу эскалаторам, чтобы не допустить вырубку леса под строительство. Потом — череда общественных слушаний, споры вокруг памятника Яше Степанову, выигранный суд. Казалось, что лес и памятник удалось отстоять.

В августе в суде активисты смогли доказать, что мэрия Петрозаводска и Петросовет еще в 2012 году незаконно перевели участок в зону объектов здравоохранения. Это было сделано путем внесения изменений в правила застройки и землепользования города, хотя в генплане Петрозаводска, который имеет большее значение, чем ПЗЗ, участок по-прежнему является рекреационной территорией.

Против этого решения было подано 4 апелляции (от Минстроя, АПГО, Петросовета и УКС РК), а также апелляционное представление прокуратуры за подписью Габриеляна. Итог: Второй апелляционный суд в Санкт-Петербурге отменил решение Петрозаводского суда.  А вот теперь — самое интересное.

Как суд мотивировал отмену?

Если попробовать перевести это решение с юридического языка на человеческий, то суд посчитал, что правила застройки и землепользования в Петрозаводске стоят выше генплана, да и Петросовет действовал в рамках своих полномочий.

Как пояснила мне юрист Ольга Тужикова, мотивация суда вызывает много вопросов. В качестве одного из аргументов о том, что можно было внести изменения в правила землепользования, апелляционный суд приводит события, которые произошли годами позже . Какое-то «Назад в будущее» получается:

Апелляционный суд указывает, что обоснование такого решения существует, потому что была принята инвестиционная программа (появилась в 2013 году — на год позже), а в 2015 году была принята федеральная целевая программа. Мы же оспаривали исключительно решение 2012 года. А в 2012 году на заседании Петросовета никакого экономического обоснования не было, как и не было разговоров о садике, — объясняет Ольга.

На этом игры со временем не закончились.

26-я статья Градостроительного кодекса допускает, что строительство объекта местного значения (в данном случае — садика) может произойти на рекреационной территории при условии, что генплан будет изменен в течение 5 месяцев. Сейчас уже договор об изменении генплана заключили, но ведь изменения были приняты в 2012 году! А значит, что в 2012 году должны они и были поменять генплан — если следовать букве закона. А они до сих пор этого не сделали. Почему это аргумент? Ссылаются на практику Конституционного суда, — объясняет юрист.

Кстати, утверждение нового генплана города должно пройти через общественные слушания. Суд заочно решил, что внесение изменений граждане одобрят. Вдумайтесь: суд вынес решение, основываясь на предположении. У вас тоже ощущение, что это не официальный документ, а какой-то сценарий для фильма про игры со временем?

Ну и, наконец, суд почему-то пришел к выводу, что права граждан вообще-то и не нарушены. Петрозаводчане из-за строительства не могут пройти безопасно в другую часть парка: с одной стороны — пропасть, с другой — трасса. А судьи в Санкт-Петербурге, которые этот парк в глаза не видели, посчитали, что гулять есть где. Для них один занятый гектар — не аргумент. Что касается памятника Яше Степанову, то для суда его вовсе там не существует: по их информации, он уже демонтирован. Вот такой абсурд.

Проблема, как мне кажется, заключается в том, что суд апелляционной инстанции не был на месте и представления о реальном положении вещей не имел. Он не видели, что здесь обрыв и нет тротуаров. У судей создалось ложное мнение о масштабах парка, — комментирует судебное решение Ольга.

Защитники парка говорят, что продолжат борьбу за Каменный Бор. Сначала подготовят кассацию и, если не добьются справедливого решения в России, подадут иск в Европейский суд по правам человека. Сейчас стройка садика (несмотря на то, что не все инстанции еще пройдены) идет полным ходом.

Что сейчас в Каменном Бору?

От сухих юридических документов и фактов — в реальность. Как сейчас выглядит стройка? Самое печальное зрелище — это, конечно, памятник Яше Степанову. Он стоит рядом с фундаментом для садика: вокруг песок и лужи. Рядом с памятником много цветов и грустный мишка. Стеллу, если всё пойдет по плану строителей, засыплют песком. До самой макушки. Обратите внимание на фотографиях на черную полосу, до которой успели возвести фундамент. Как мне объясняют активисты, до этого уровня площадку планируют засыпать песком.

Строительство на территории идет полным ходом: бочки с битумом, тележки, арматура. Рабочие косятся на нас, но не подходят. По закону мы имеем право заходить на территорию, чтобы пройти к памятнику.

Со стороны карьера возвели огромный забор (высотой больше трех метров, рядом с обрывом — около четырех метров). На самом деле это не совсем забор, а подпорная стена, которая будет удерживать песок. Очень спорное и дорогое решение, которое, судя по всему, обусловлено ландшафтом, не очень-то подходящим для подобного строительства. Таким образом строителям создают возможность провести коммуникации к подвалу. «Хранители» собираются собрать данные об этом сооружении и задать соответствующие вопросы в мэрию.

А так всё выглядит со стороны стройки. Только представьте, сколько машин с песком сюда надо привезти, чтобы засыпать площадку!

По ту сторону забора активисты постоянно собирают мусор от строительства: пластик, арматуру, ведра. Активисты рассказывают, что заметили в лесу геодезистов, которые делали измерения для новой вырубки, чтобы начать прокладывать коммуникации.

А здесь кто-то может и пострадать. Тем более что люди с собаками всё равно по лесу гуляют. Не так много на Ключевой парков.

Так выглядит противостояние природы и бетона.

Вокруг стройки — прекрасный карельский осенний лес. Но взгляд радуется только до того момента, пока не упирается в синий забор.

Обратите внимание, что даты на паспорте объекта замазали. А «детский сад» превратился в «детский ад».

На деревьях — стихотворные напоминания от «Хранителей».

После экскурсии мы собираемся на небольшое чаепитие рядом со стройкой. Это больше похоже на пикник друзей где-то за городом, чем на собрание активистов. Подходят всё новые и новые люди, живо обсуждаются городские проблемы. Планы по написанию писем чиновникам и дальнейшая стратегия действий тоже на повестке дня. В том числе говорим про защиту и других важных для города объектов.

Получится ли отстоять Каменный Бор? Шансы никто не берется оценивать. Однако, как мне кажется, вся ситуация в целом дала плоды поважнее. Неравнодушные петрозаводчане объединились, чтобы защищать то, что им важно в городе и республике. А это дорогого стоит. Уж простите мне мою высокопарность.

Источник: gubdaily.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.