В Петрозаводске сосед напал с топором на соседа, но полиция не нашла в этом повода для возбуждения — yo-robot.ru

17 ноября в 8 часов утра в квартиру Сергея Норкина () позвонили. Сергей посмотрел в глазок – на пороге стоял лохматый человек в халате и домашних шлепанцах. За последние дни это был уже третий визит загадочного гостя. В двух предыдущих случаях Сергей открывал дверь, спрашивал, что ему нужно, но тот лишь смотрел в одну точку и молчал. На этот раз Норкин решил не открывать, но через 20 минут в дверь начали бешено барабанить. Наверное, правильней было бы сразу вызвать полицию, но Сергей решил сам вразумить визитера. Он открыл дверь и к своему ужасу обнаружил, что ломящийся к нему человек держит в руках топор.

Дальше Сергей и его девушка пережили несколько самых страшных минут в их жизни. Размахивая топором, лохматый ворвался к ним в однокомнатную квартиру и начал крушить всё, что попадалось ему на пути. В тесном пространстве шансов спастись у молодых людей было совсем не много. Норкин защищался чем попадалось под руку. Он закрылся журнальным столиком, а человек наносил удары топором по столешнице до тех пор, пока стол не рассыпался. Оставались еще два велосипеда. Сергей бросил в нападавшего один из них и закрылся вторым. И тут человек с топором неожиданно замер. Постоял, посмотрел на груду валяющихся под ногами препятствий и, не говоря ни слова, ушел. Норкин вызвал полицию. А дальше начинается вторая, не менее дикая, часть этой истории.

Металлическая дверь со следами от ударов топором. Справа — тот самый загадочный гость.

Наряд ППС прибыл довольно быстро. Полицейские выслушали Сергея, записали его показания и пообещали, что скоро к нему придет участковый. И, правда, участковый скоро пришел. Заполнил протокол, сфотографировал образовавшийся в квартире погром, узнал, что нападавший был в домашней одежде и ушел. Казалось бы, очевидно, что нужно предпринимать шаги для поиска злоумышленника, представляющего явную опасность для окружающих. Невменяемый человек с топором разгуливает по городу! Судя по халату и шлепкам, он, скорее всего, живет в этом же доме. Тем более, что в доме установлены камеры, а напротив входных дверей дежурит консьержка, и, по ее словам, никто посторонний в дом не проходил. Надо опросить соседей, пройти по квартирам, посмотреть записи камер. Но, как ни странно, ничего этого полицией сделано не было.

Больше того, через несколько дней соседи сами обнаружили злоумышленника. Они сообщили Сергею, что на балконе 6 этажа видели человека, похожего по описанию на того, кто чуть не убил его. Лохматый. В таком же халате. Сергей немедленно сообщил об этом участковому. Участковый, надо отдать ему должное, отреагировал быстро, пробил данные человека по адресу, нашел его страницу в соцсетях и показал Норкину вконтактовские фотографии жильца той квартиры.

— На этих фотографиях его, конечно, трудно было узнать,  — говорит Сергей, — Он был на них опрятен, пострижен и выглядел вполне нормальным, но все же это был он.

Итак, Норкин опознал нападавшего. Казалось бы, все. Есть преступление, есть подозреваемый, есть явная угроза жизни и здоровью людей. Остается только обезвредить источник этой угрозы. Но никаких внятных действий петрозаводская полиция предпринимать не стала.

В фильмах про «ментов» мы каждый день видим, как смелые оперативники притворяются сантехниками, говорят: «Вы соседей залили» и затем смело врываются в квартиры предполагаемых преступников. Все мы знаем, как героический ОМОН выскакивает из кустов и валит на землю подозреваемых в хищении бухгалтеров и как жестко следователи проводят обыски в квартирах худосочных блогеров и заморенных наркоманов. Но в данном случае ничего похожего не происходило. Ни оперативники, ни следователи, ни ОМОН и близко не подходили к квартире непредсказуемого человека с топором.

— Я сказал участковому, что нужно же к нему пойти, — рассказывает Норкин. – Но он мне ответил, что у него сейчас нет подмоги, и лучше это сделать в понедельник.

Так-то логично. Авось на выходных псих ни на кого не нападет. Может же так повезти? Может. Не каждый же день он кидается на людей. Так что торопиться некуда. Но, с другой стороны, разве участковые должны заниматься обезвреживанием вооруженных психопатов? Или в полиции нет других, более подходящих для таких опасных дел специалистов? Почему вся тяжесть этой опасности легла на плечи бедного участкового?

Разгром в квартире после визита соседа. Вы видите, что осталось от столика, по которому он бил топором.

В итоге, взяли «головореза», можно сказать, случайно. Он вновь пришел к квартире Сергея, встал рядом с ней и стал ждать. Все в том же халате и тех же шлепках. Только без топора. Соседи позвонили в полицию… Но полиция не торопилась. Примерно через час один из соседей рискнул прошмыгнуть мимо застывшего на лестничной клетке злодея и спустился к консьержке. Попросил, чтобы она тоже позвонила в полицию — может, на ее звонок отреагируют оперативнее. Но ей объяснили, что на этот адрес вызов у них уже есть, а вот машин нет. Проблема в полиции с машинами. Но рано или поздно наряд прибудет. И он прибыл еще через 45 минут. К счастью, гражданин в халате никуда не ушел, а продолжал подпирать стену у дверей Сергея. Полицейские приехали, но долго не знали, что им делать.

— Они говорили, что у них нет оснований его задерживать, — рассказывает консьержка. – Ведь он в данную минуту ни на кого не нападает. А ничего, что на него заявление написано и что он 5 дней назад чуть людей топором ни зарубил?

В конце концов, полицейские нашли выход — они вызвали санитаров, и вскоре несчастного злодея увезли в специализированную лечебницу. Но вот что странно, с тех пор прошло уже почти два месяца, а уголовное дело по факту всего происшедшего полиция до сих пор не завела.

— Я не понимаю, как такое возможно, — говорит Сергей. – Может, его уже выпустили или скоро выпустят из спецучреждения. Его подлечат, выпустят, но ведь никто не знает, когда его снова переклинит. Мы с моей девушкой живем теперь в постоянном страхе, ходим с перцовыми баллончиками и боимся любого шороха. Я каждый вечер, возвращаясь домой, проверяю, не горит ли свет в его окнах. А в полиции нам объяснили, что отказывают в возбуждении уголовного дела, так как не могут опросить подозреваемого.

Все это выглядит более чем странно. Ведь, казалось бы, вот незаконное проникновение в жилище, вот ущерб имуществу, вот раны на руках пострадавшего – даже, если есть какие-то процессуальные трудности, дело надо заводить и расследовать. Но его не заводят. Почему?

— Наша система правоохранительных органов настолько неуклюжа, что люди с трудом воспринимают все эти процедурные нюансы, — высказывает свое мнение юрист Наталия Чернова, занимающаяся делом Норкина. – Скажем, если дело возбуждено, по нему начинает идти срок следствия, в норме это два месяца. Срок может продлеваться, но каждый раз следователям нужно объяснять причину, отчитываться перед начальством, а это для них головная боль. Если есть какие-то трудности, например, нет возможности допросить подозреваемого, нет записи с камер видеонаблюдения или трудно доказать, что было покушение на убийство, то проще дело вообще не заводить. А уж если дело возбудили, а потом выяснили, что состава преступления не было, и дело надо прекращать, то тут можно и погонов лишиться.

Звучит как-то дико. Ведь совсем не хочется верить, что дело не в каких-то отдельных нерадивых сотрудниках правоохранительных органов, а в самой системе работы МВД. Ведь вы только посмотрите, как прекрасно звучит самая первая статья Закона о полиции:

Жильцов таких обычных домов как раз и должна защищать полиция.

Не закон, а песня.  Однако, по словам Наталии Черновой, случаи волокиты и отказов в возбуждении дел, являются, скорее, нормой, а не исключением. Полиция быстро возбуждается или по резонансным, спущенным сверху, или по самым простым и очевидным делам, а в более сложных случаях пострадавшим приходится жаловаться в прокуратуру, и только после ее вмешательства, упустив много времени, полиция, так и быть, принимается за работу.

— Я позвонила в прокуратуру 21 декабря, чтобы узнать, какова судьба дела моего доверителя, — говорит Наталия Чернова. – Там поискали материал и через пару дней сообщили, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено ещё 14 декабря. Однако, в начале января я обращалась в полицию – постановление из прокуратуры туда еще не поступило. Но ладно, рано или поздно материал в полицию вернется, и после этого полиция, не спеша, решит, как быть дальше. И к таким неторопливым движениям все практикующие юристы давно привыкли. Месяцами всё это болтается из полиции в прокуратуру и обратно. И все принимают эти правила игры!!! Но когда человек представляет опасность (а этот человек с топором явно опасен), бездействие полиции и неторопливость прокуратуры могут повлечь серьезные последствия, которые будут непоправимы.

На днях Чернова и Норкин позвонили по телефону доверия полиции, чтобы хоть как-то ускорить процесс. Описали ситуацию. И по итогу разговора сотрудник службы доверия спросил, почему они не пишут жалобы и не обращаются в прокуратуру.

— Меня такие вопросы ставят в тупик, — говорит Чернова. — Почему эти жалобы и обращения воспринимаются ими как норма? Почему сотрудники полиции, которые должны «незамедлительно приходить на помощь каждому, кто нуждается в их защите» и получающие за это зарплату, сначала ждут отмашки от прокуратуры?

Источник: gubdaily.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.


Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.